Россия, раздел: Общество

Родина не забудет

Ветеранов, увы, с каждым годом остается все меньше. Каждый, кто видел войну, а тем более прошел ее от начала и до конца, достойны называться героями. Каждая история заслуживает особого внимания. Моему прадедушке в этом году исполнилось 90 лет. И это его история.
9 мая страна отметит 67-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне
Текст: Наталия Пестова
29 апреля 2012 года в 20:56

Волочкович Виктор Георгиевич:

«Никогда бы не подумал, что буду служить в армии. Меня в школьные годы в походы-то даже не брали, и до десятого класса от экзаменов освобождали, а о физкультуре я и вовсе молчу. Диагноз ставили: порок сердца. В третьем классе свинкой заболел, так три года и провалялся. Хилый был, вечно во что-то закутанный.

21 июня выпускной вечер. А утром уже войну объявили. После комсомольского собрания мы, двенадцать мальчишек выпускников, написали, что, дескать, возьмите нас на фронт. Но сначала нас распределили по училищам. Кого в пехотное, кого в кавалерийское, кого еще куда, а меня в училище связи. Естественно, прошел медосмотр. И испытал некоторый шок, когда меня, с болезнью сердца, слабенького такого, признали годным к службе в пехоте. Обучение пролетело быстро. Каждый день зарядка, марш-броски, окопы копали лежа, полевые занятия. Так здоровье и окрепло.

В феврале нас сформировали в одиннадцатый танковый корпус мотострелковой дивизии для обеспечения связью командира дивизии. И в составе этой дивизии нас направили на оборону города Тулы.

Я сидел в небольшом окопчике вместе с сибиряком-солдатом. Как-то раз, во время обстрела, я высунул голову из окопа, и в этот момент солдат как дааал мне пощечину. «Лежи — говорит, — я не собираюсь тут один до вечера сидеть». Вообще этот матерый бывалый сибиряк многому меня научил. Например, во время воздушной атаки, особенно когда самолет пикирует, надо бежать не от него, а на него. Тогда бомбы по инерции пролетят и взорвутся уже за спиной. И много еще чего объяснил… Лопатка помню у него замечательная была. Он ею в мерзлой земле окопа, даже что-то вроде лежаночки продолбил.

Около двух-трех месяцев наш корпус оборонял Тулу. И в первый же день погиб мой друг и одноклассник. Мы с ним как раз на связи находились. Что-то щелкнуло, треснуло — и тишина…

Дальше нас переформировали в 687 батальон связи. Наш боевой экипаж состоял из начальницы старшины, шофера и радиста, то бишь меня. Теперь моя задача состояла в том, чтобы обеспечивать связью командира нашего батальона с соседними соединениями, артиллерией, которая нас поддерживала, а также тылом. Я участвовал на нескольких фронтах. На центральном, первом белорусском и первом украинском. Когда мы уже перешли границы Польши, нам впервые вручили личную благодарность Сталина. Она до сих пор у меня хранится.

Во время освобождения Украины в числе нашего экипажа была радистка Наташа. Молоденькая совсем, десять классов закончила. Началась бомбежка. Мы из машины повыпрыгивали и прижались к земле, Наташа с одной стороны, а все остальные с другой. Вроде бы все затихло, она вскочила на ноги, чтобы к нам перебежать, и тут взорвалась какая-то запоздалая бомба. Осколок от нее вонзился Наташе прямо под лопатку и вышел насквозь повыше груди. Она сразу стала бледная. А из раны кровь шла с пузырями. Только и успела простонать: «Не сообщайте маме…». Ну а что мы могли сделать. Конечно, пришлось маме сообщить. Наташу мы похоронили в сливовом саду, мать ее потом туда приезжала, перезахоранивала.

Уже шли по Польше, на освобождение Варшавы. Я сидел на фаре машины с полотенцем в руках, дорогу показывал. Начался обстрел и шофера ранило в ногу. Мы его вытащили, перевязали рану. А мне пришлось за руль садиться. Первый раз в жизни.

Подошли к реке Висле. А танки куда девать? Пришлось идти на 70 километров на юг, а там переправляться через понтонные мосты. Это большие скрепленные между собой железные бочки, а сверху настил из толстых досок. Вдруг из облаков вынырнули немецкие самолеты. Зенитчики отвели их в сторону, но одна из бомб взорвалась совсем рядом. И меня как пушинку, отбросило в воду. Был ноябрь. Оказавшись в ледяной воде я очнулся. И кое-как доплыл до берега. Там девчонки-зенитчицы охраняли мост. В их землянке напоили горячим чаем и я окончательно очнулся. Пешком дошел до своих ребят. Они очень обрадовались, что я выжил. За это меня наградили медалью «за отвагу».

Первый и единственный раз меня ранило уже в Германии. Легкое ранение в бок и руку. Меня даже в госпиталь не отправляли.

Шли на Берлин, и тогда маршал Жуков проявил свой наступательный талант. Вдоль линии обороны расставили прожектора и танки. Ночью пошли в наступление, включили все прожектора, и противник был настолько ослеплен, что не мог даже из окопов высунуться. Немцы вообще не могли как следует организовать оборону и мы с легкостью ее прорывали.

Нашим преимуществом была авиация. И моя задача стала еще более ответственной. У меня был план позиций наших танков, и когда немцы оказывали сопротивление, наша авиация наносила по ним удары, мне надо было мгновенно среагировать, сказать, где наши танки, что бы по ним не попали. За связь с авиацией меня наградили орденом красной звезды.

Со 2 мая и по 9 мая мы находились под Берлином. Там и праздновали Победу. Стреляли из всего, что только можно.

Уже в 1946 году, в День рождения Советской армии, 23 февраля, всем тем кто не получил награду во время войны, их вручали. Мне и еще троим парням вручили мотоцикл. Я его потом на аккордеон поменял. Правда, знакомый музыкант сказал, что мне нельзя играть. «Тебе — говорит, — медведь на ухо наступил».

Ничего особенного у меня на войне не произошло. Все как у всех. Но она многое мне дала. Здоровье крепкое, причем на всю жизнь. Профессию. Я стал палочкой-выручалочкой по части радиотехники.

Ни о чем не жалею. Самое главное, Родина все помнит».

У меня замечательный прадедушка. Он всем пример для подражания. Замечательный характер. Добрый, трудолюбивый, понимающий. До сих пор за рулем машины ездит, на удивление всем гаишникам. Каждый день зарядка, а на завтрак обязательно натертая морковка. Молодежи есть, чему поучиться. И на самом деле, я уверена, Родина никогда не забудет.

КомментарииКомментарии (3)

  • archiroman
    15.01.2013 13:09
    Добрый день!

    Ваш прадедушка служил в 687-ом отдельном батальоне связи? Данный батальон входил в 11-ый танковый корпус.
    Мой дед, майор Степанов Николай Ильич был командиром роты 687-го отдельного батальона связи 11-го танкового корпуса.
    Если Вам что-то известно про батальон, напишите мне.

    С уважением, Роман Анатольевич.
    • Наталия Пестова
      14.01.2015 15:22
      Роман Анатольевич, добрый день!
      К сожалению, так получилось, что Ваш комментарий я прочитала только сейчас. Вы все правильно написали . Мой дедушка действительно служил в 687-ом батальоне связи, входящим в 11-ый танковый корпус, и он помнит Степанова Николая Ильича!
      Если у Вас есть возможность, напишите мне на PestovaNataliaA@yandex.ru.
      С уважением, Наталия.
      • archiroman
        28.04.2015 16:45
        Наталия, добрый день!
        Я очень рад, что Вы откликнулись.
        Настоящим сообщаю, что направил Вам письмо со своей личной почты.
        С наилучшими пожеланиями и уважением.
Карта студента
безумные скидки за 99 руб.
Разборки
дискуссионный клуб
Кто ваш любимый президент?

© 1998-2019 МБУ «Молодежный информационный центр». Все права защищены. Проект закрыт с 2017 года. 16+

Яндекс.Метрика