Россия, раздел: Общество

«У нас с наукой не просто тяжело — у нас архитяжело»

12 марта в Екатеринбурге прошла региональная церемония награждения победителей и призеров IX Всероссийского конкурса научно-инновационных проектов для старшеклассников от «Сименс».
siemens
siemens
siemens
Текст: Элена Гваришвили, фото: РА Bradberry
18 марта 2015 года в 18:54

Пятеро номинантов из старшеклассников из школ УрФО представили жюри свои исследовательские проекты, призванные решить актуальные проблемы в области энергетики, здравоохранения, городской инфраструктуры и других. Первое место занял Глеб Горновой из Верхнего Уфалея с проектом «Мобильная зарядная станция с использованием альтернативных источников энергии». Глеб представит свою работу в федеральном финале финале конкурса, который состоится в Москве 8 апреля.

Сейчас пятнадцатилетний Глеб скромно признается, что далеко наперед не загадывает, чем будет заниматься, но планирует остаться на родине, в Снежинском физико-техническом институте или в Озерском технологическом институте и учиться на физика-ядерщика. О будущем пока сильно не задумывался, знает одно — хочет быть ученым.

Зато о будущем российской науки задумывается научный руководитель Глеба, учитель технологии школы № 2 Верхнего Уфалея, Красавин Эдуард Михайлович. С ним-то мы и поговорили о ЕГЭ, взаимоотношении науки и власти и утечке мозгов.

— Есть мнение, что у нас в стране с наукой тяжело, что верхи не поддерживают. Как Вы думаете, у этих ребят действительно, как сейчас говорили, есть шансы на светлое научное будущее?

— Знаете, мое личное мнение, у нас с наукой не просто тяжело — у нас архитяжело. Мы ездим практически на все конкурсы с ноября, а это и «Ученые будущего», и Балтийский инженерный конкурс, «Шаг в будущее» в Москве, Аэрокосмическая конференция и так далее. Мы ездим за свой счет. То есть, поддержки я практически не вижу. Может быть, иногда могут компенсировать детям эти поездки, но это очень-очень редко. Представьте себе теперь родителей. Если ребенку в год надо съездить на три-четыре конкурса, какая нагрузка на них ложится. Я, конечно, благодарен им за то, что они находят финансовые возможности, но это очень тяжело.

А что касается образования нашего, я имею в виду управление образованием и тому подобное, у нас к этому относятся как-то очень не очень. Мы финансируем артистов, чаще всего финансируем спортсменов, а наука у нас на последнем месте остается. Вот это мне очень не нравится.

— Хотя, казалось бы, сколько у нас разговоров о поддержке науки, у нас и Инновационные центры в университетах, у нас и Сколково. Это чувствуется как-то на практике?

— Ну, дальше разговоров у нас дело не ушло. Но, я еще раз говорю, это лично мое мнение, я никого не хочу обидеть. Но впечатление создается именно такое.

— То есть, научное сообщество, как было раньше, так и остается само по себе?

— Именно так. Мы, учителя, стараемся каким-то образом все это двигать, но не секрет, что и учительская зарплата тоже находится отнюдь не на среднем уровне. Тем более с тем ростом доллара, который мы имеем сейчас. Я просто хочу привести пример. Практически половина моей зарплаты уходит на все эти разработки, приходится покупать оборудование и прочее на свои деньги, никуда не денешься.

— Вас вот сейчас награждали, вы воспитали много детишек, руководили не одним научным проектом. Как потом судьба складывается у этих детей?

— Большинство заканчивают высшие учебные заведения, многие становятся аспирантами потом. Многие работают в научно-исследовательских университетах, в том числе и за границей.

— Смотрите, правильно ли я понимаю? Вы участвуете в каких-то конкурсах, получаете гранты, вас замечают. А что потом? Я тут пыталась выяснить это у представителей того же «Сименса», я так поняла, что дальше они ничего вам не гарантируют. Вот они поздравили Глеба, а дальше он сам, его за ручку никто ни в «Сименс», ни в университет не приведет и не устроит туда. Так?

— По идее, оно, наверное, так и должно быть, потому что ребенок сам должен быть заинтересован, искать какие-то возможности. Он это и делает. Пока он в школе, он ищет руководителя, в институте он ищет научного руководителя.

А компания «Сименс», я считаю, очень правильно делает, они отслеживают победителей, особенно федерального этапа. Ребят они все равно не упускают.

— А как Вы думаете, утечка мозгов из страны оправдана?

— Насчет этого я хочу привести один пример. У меня у очень хорошего друга, у преподавателя университета, оба сына находятся в США, работают в Силиконовой долине, занимают хорошие должности. И, когда старшему предложили вернуться в ЮрГУ, он сказал, что не за тем он несколько лет работал в Штатах за гроши и добивался успеха, чтобы вернуться потом к тем же грошам. Вот и весь ответ. Очень жаль.

— Как Вы думаете, это изменится в обозримом будущем?

— Пока правительство не изменит этого, ничего не изменится. Все идет оттуда, пока правительство нашей страны не повернется лицом к науке, ничего не будет. А начинать надо со школы. И не с тех программ, которые сейчас существуют, не с ЕГЭ. ЕГЭ — это обезьяний тест, мое личное мнение. Сколько мы разговаривали об этом с коллегми, я не знаю ни одного преподавателя, кто бы счел ЕГЭ удачной идеей, не понимаю, почему его не отменят. Такое ощущение, что это делается специально, чтобы отуплять детей, потому что тупым обществом проще руководить.

А вернуться надо к тем старым системам образования, которые были, когда мы изучали фундамент. Почему мы то все знаем? Меня сейчас спроси вопрос по истории, я отвечу на этот вопрос, спроси по литературе, я до сих пор помню «Мой дядя самых честных правил». Их спросите — они ничего не знают. Вот так вот.

Карта студента
безумные скидки за 99 руб.
Разборки
дискуссионный клуб
Кто ваш любимый президент?
© 1998-2017 МБУ «Молодежный информационный центр», «Агентство рекламы «Создатели». Все права защищены. 16+

Яндекс.Метрика