Россия, раздел: Политика

Информационная война

Ситуация в мире в последнее время складывается, мягко скажем, не простая — конфликт на конфликте и конфликтом погоняет. Впервые за долгие годы, а для некоторых представителей нашей аудитории, в принципе, впервые на их памяти, эти конфликты так близко подошли к границам нашего государства. Из последнего — упал самолет. Не просто упал — был сбит. Ужасная трагедия. В свете событий, Путин обвинил Украину, Порошенко обвинил Россию. «А кто виноват?», — спрашиваем мы. Ужас в том, что вы вряд ли узнаете правду. Еще ужаснее, что большая часть населения верит всему, что видит в телевизоре. И если некоторым из вас кажется, что все это вас не касается, и что войны на самом деле нет, вы ошибаетесь. Она есть – информационная. Что это такое и как этого избежать, мы пытаемся понять вместе с экспертом в области пропаганды, доктором философии, доцентом и исследователем Центра российских и евроазиатских исследований Университета г. Упсала Грегом Саймонсом.
Информационная война
Текст: Элена Гваришвили
25 июля 2014 года в 21:29

Я долго спорила с бабушкой. Бабушка — настоящий патриот, любит страну, любит руководство и верит телевизионным новостям. «Нельзя верить всему, бабушка», — взывала я к ней. Но бесполезно. Раз по телевизору показали, значит так и есть. Это заставило нас задуматься: сколько людей думают также. Статистика показывает, что Первый канал и Россия остаются самыми популярными на ТВ – количество аудитории Первого составляет порядка 13,4% взрослой аудитории в дневное время, России — 12,6%. Для сравнения, остальные каналы имеют по 5,6%, 2,3%, 0,8% и так далее. Это значит, что пресловутые новости смотрит большинство. Что же происходит дальше?

Разберемся с понятиями

Совершенно очевидно, что сегодня открытые военные конфликты в большинстве своем невозможны — слишком много задействовано факторов, слишком опасно, слишком серьезным оружием обладает большинство стран. Сегодня насчитывается около 10 открытых конфликтов — достаточно мало. Но на смену войне с пушками, танками и солдатами приходит другая война — информационная. В которой пушки и танки — это СМИ, а солдаты — работники тех самых СМИ.

«Информационная война происходит, когда несколько конкурирующих вариантов развития событий сталкиваются в общественном информационном пространстве», — объясняет доктор Саймонс. — «Мотивируется это желанием заставить аудиторию мыслить особым, выгодным воюющей стороне, образом».

Может показаться, что информационное противостояние — что-то ненастоящее, эфемерное, существующее где-то, и значит, не опасное. В информационной войне не задействованы ни физическое воздействие, ни шантаж, ни запугивание. Саймонс объясняет: целью поражения информационных противостояний является массовое и индивидуальное сознание. Простая аудитория входит в категорию массового. Воздействующий же субъект — это некий серый кардинал, он остается на заднем плане. То есть, информационная война подразумевает манипулирование информацией, пропаганду, подтасовку фактов. Кроме того она может вылиться в прямое нанесение ущерба информационным процессам и информационным системам противника.

Казалось бы, лично меня это не касается, это где-то с кем-то. На это мистер Саймонс возражает: «Информационная война может быть крайне опасна как для государства, так и для людей, особенно, когда не только население — государство начинает действовать в соответствии с пропагандой и относиться к ней как к реальности. Это может привести к непредвиденным и нежелательным последствиям, таким как открытый конфликт».

Методы ведения боя

Итак, как это работает? Информационное воздействие содержит искажение фактов или навязывает эмоциональное восприятие, выгодное воздействующей стороне. Проще говоря, это похоже на сплетни во дворе, когда Даша сказала Тане что-то плохое про Машу, а Маше про Таню, а сама осталась незамеченной.

Один из главных принципов ведения информационной войны — «Незнание — сила», как по Оруэллу. Чем меньше знает целевая аудитория, тем легче подтасовывать факты. Война информационных ресурсов сопровождает любой конфликт, главный козырь ее заключается в том, что никто из нас с вами не видел своими глазами и не слышал своими ушами, что же происходит на самом деле в Украине, в Сирии, в Ираке. Политологи и эксперты об этом знают. Моя бабушка — нет. Поэтому она слушает единственный свой источник информации — телевизор. Вброс дезинформации и представление ее под нужным углом позволяют вертеть мнением населения, как калейдоскопом. Доктор Саймонс объясняет, что делается это с помощью некоторых очевидных, казалось бы, простых приемов:

— Формируют образ врага. Ситуация становится полярной — появляются «ваши» и «наши», а кто не снами, тот против нас.

— В формировании образов темных и светлых помогают различные языковые приемы, которые незаметны нетренированному уху — наборы существительных и прилагательных, положительно окрашенных для своих, отрицательно — для чужих, использование сравнений, способных на подсознательном уровне вызвать негативные (или наоборот) ассоциации, обесчеловечивание противника.

— Манипуляции со статистикой и неизвестными источниками информации. Обилие цифр, графиков, опросов не всегда говорит о достоверности фактов, а, наоборот,порой призвано запутать аудиторию. Что же касается источников инйормации, у журналистов есть негласное правило – проверить свой факт хотя бы из трех источников. Вы же можете слышать догадки, слухи и прочую ересь, выдаваемую за правду.

— Тоже самое происходит и с комментариями и мнениями. Особенно стоит быть осторожными с мнениями экспертов, которые в глазах аудитории выглядят авторитетами, соответсвенно, и информация из их уствыглядит куда более солидной.

— Зачастую власти пытаются поменять повестку дня, сосредоточив внимание на вещах менее значимых. Вроде запрета синтетического нижнего белья. Ситуация яйца выеденного не стоит, но от вопросов действительно насущных народ отвлекает.

Радио и телевидение также могут вводить в транс видео- и звуковым рядом так, что вы никогда этого не заметите.

«Есть несколько методов информационной войны, более характерных для русской и советской традиции, например, маскировка и дезинформация» — рассказывает доктор. — Как бы там ни было, я вижу, что в большинстве своем Россия перенимает западный опыт».

Куда бежать?

Поверьте, Большой брат следит за вами и говорит вам, что вам думать. Избежать этого сложно и полностью укрыться от этого воздействия можно, разве что уйдя в пещеру и изолировав себя от общества. Но это, конечно, метод очень радикальный.

Доктор Саймонс говорит: «В краткосрочной перспективе очень мало шансов узнать какую-то «правду», скорее конкурирующие версии «правды» будут продолжать нас бомбардировать». «А как же жить?», — спрашиваю я. На что он поживает плечами:

— Больше читать и вырабатывать критическое мышление.
— Пытаться проверить, откуда вы получили информацию — кому принадлежит СМИ, с кем связан владелец, что за эксперт только что перед вами высказывался. 
— Приучить себя сомневаться. 
— Проверять информацию в нескольких источниках, лучше как своих, так и «чужих».
— Советоваться с экспертами, которым доверяете — с преподавателями, например.
— Посмотреть фильм «Хвост виляет собакой».

«Мало шансов, что, например, текущая информационная борьба прекратится», — говорит Саймонс. — «Для этого одна сторона должна капитулировать перед другой и, таким образом, столкнуться с общественным и политическим унижением».

Если же вам кажется, что информационной войны нет, помните, что она всегда есть там, где есть конфликт. Если же вы знаете, что вас пытаются надуть, — это первый шаг к тому, чтобы остаться не обманутым.

Карта студента
безумные скидки за 99 руб.
Разборки
дискуссионный клуб
Кто ваш любимый президент?
© 1998-2017 МБУ «Молодежный информационный центр», «Агентство рекламы «Создатели». Все права защищены. 16+

Яндекс.Метрика