Россия, раздел: Культура

Mana Island: «Мы играем классический, хороший и, может быть, даже классный инди-поп»

Mana Island — достаточно молодая инди-поп группа из Москвы. Об этих ребятах положительно отзывалась «Афиша» и, что более важно, Fat Necks. ЖурналThe Rolling Stone сравнивал их с такими поп-ориентированными группами нашей инди-сцены, как Tesla Boy, Pompeya и On-The-Go. А о музыке, которую делают Mana Island, в журнале писали так: «Это беззаботная пляжная танцевальная музыка с элементами ретро-хауса, ароматом синтетической романтики нью-вейва и высоким мужским R’n’B вокалом».
Mana Island
Текст: Анастасия Петрова
28 марта 2016 года в 18:08

В этом году ребята впервые организовали Урал Тур и 8 апреля представят свои солнечные и безмятежные треки в «Доме печати». О вдохновении, которого нет, будущем инди в России и будущем «лучшей новой группы России» мы поговорили с обаятельным фронтменом группы Алексеем Дорониным.

— Хотелось бы для начала все-таки разобраться, в каком жанре ваша группа позиционирует свою музыку? В интервью «Модному Петербургу» вы сказали, что «инди — это какое-то «маргинальное слово», а критики увидели в альбоме «Levin» все же «идеальный инди-поп». Так в каком жанре музыка Mana Island?

— Хороший вопрос. Да, я действительно считаю, что инди — это слово маргинальное. Потому что у нас в России инди считается чем-то таким из ряда вон выходящим, независимым от какого-то многочисленного количества всякой кошмарной поп-музыки. Просто нас, к сожалению, печалит то, что такая музыка во всем «другом» мире — в Европе, в Соединенных Штатах — считается нормальной. И мы бы очень хотели, чтобы инди считалось поп-музыкой и у нас. Но, конечно, это будет нескоро. А так, если открывать словарь, учебник или слушать нас, то мы, конечно, играем классический, хороший и, может быть, даже классный инди-поп.

— Правда классный. А вообще, когда вы создавали группу, вы сразу решили, что «все, играем только инди»?

— Ну да, это был такой осознанный шаг. Понятно, что у нас были ориентиры, были группы, к которым мы хотели стремиться, которые были нашими ролевыми моделями. Это те коллективы, которые уже утвердились в этом статусе, — группы On-The-Go, Pompeya. И ростовская группа Motorama, тем более, что Ваня Амельченко (барабанщик Mana Island) как раз из Ростова. Поэтому мы, конечно, понимали, что хотим играть инди-музыку. Не быть похожими на все перечисленные группы, конечно, а делать что-то свое.

— Какое будущее для инди в России вы видите?

— Проблема в том, что инди — это такое своеобразное явление. И, конечно, перспективы его в России достаточно туманные и нерадужные. Потому что, по большому счету, у нас в стране это никому не нужно. Вот ты говоришь от себя, я говорю от себя, нам нравится. Но нас с тобой окружают множество наших ровесников, сверстников, людей постарше и помладше, которые совершенно ничего про это ничего не слышали. А как они услышат, если про это никто ничего не говорит? У нас ведь сейчас на телеканалах и на радио совершенно другая музыка. Поэтому проблема, конечно, как говорил кто-то из классиков, это то, что у нас очень «длинная страна». Не большая, а именно «длинная». У нас как-то долго все распространяется, долго доходит. Может быть, если бы мы были поменьше, то всякие отличные коллективы получили бы достойное признание. А еще у нас очень маленькая конкуренция. Если бы у нас реально была борьба между коллективами, которые играют в таком жанре, то, может быть, это бы пошло на пользу всей этой музыке.

— У вашей группы цель быть «элитарной» или вы все-таки хотите нести музыку в массы?

— Я считаю, что мы должны оставаться верными себе. Я объясню, что это не просто какие-то высокие слова, объясню, что я имею в виду. Потому что когда мы только начинали играть музыку, это был такой большой проект для нас, какая-то молодецкая дерзость что ли. Мы хотели сделать что-то такое свое, независимое, новое. Поэтому я думаю, что главная наша цель — быть настоящими, быть искренними, делать то, что хочется. Конечно, музыка бывает разная, стили меняются, и за ними нужно поспевать. И иногда зачитать рэп или сыграть на перегруженной рок-гитаре нужно, если тебе хочется. Это один из наших принципов.

— Ваши песни очень легкие, приятные на слух. За этим стоит такая же легкая работа или, напротив, тяжелый труд?

— По-разному. Знаешь, иногда получается, что песня пишется легко, иногда она с трудом делается, буквально вымучивается, вытягивает из нас все соки. Как правило, самое классное — это то, что приходит тебе на ум сразу или случайно. Так было, например, с песней «Bounded», которая является одной из наших любимых. И новые песни, которые нам только предстоит показать, они тоже очень удачные в этом смысле, потому что мы их написали очень легко. Они вот так же легко слушаются и, я думаю, понравятся слушателям, потому что они получились сразу.

— А откуда вообще берете вдохновение?

— Я думаю, что вдохновения не существует. Может быть, я покажусь занудой, но мне кажется, что когда вся эйфория, весь флер проходит после начала концертной деятельности, то ты просто начинаешь работать. Ты понимаешь, что тебе нравится, ты уже движим совсем другими эмоциями. Поэтому вдохновение пусть останется в серебряном веке, мне кажется, а у нас сейчас — какое вдохновение? Ты сидишь «вконтике» и смотришь мемесы. Или играешь в приставку. Потом идешь и пишешь музыку. Я не хочу, чтобы музыкальное творчество казалось в моих словах чем-то обыденным, просто это часть работы. Но все же это работа, которая приносит удовольствие.

— Давайте о группах, схожих с вами по музыкальному жанру. On-The-Go, Pompeya, Motorama. Вы на них смотрите как на соперников, как на собратьев или как на пример для подражания?

— Это сложный вопрос, потому что есть понятие музыкального коллектива, а есть понятие музыкальной группы. Как группы мы, конечно, отчасти какие-то конкурирующие элементы, а как люди мы поддерживаем хорошие приятельские отношения. Конечно, я говорю абсолютно честно, успехи ребят я воспринимаю с большим теплом и особенно когда я вижу их эксперименты и их огромный рост над самими собой. Яркий пример этому — On-The-Go, выпустившие совершенно непривычную для себя экспериментальную пластинку. Я это очень уважаю, это очень здорово.

— Ваша группа молодая, вам исполнится только три года. Однако, по мнению многих музыкальных изданий, вы являетесь «лучшей новой группой России». По-вашему, вы много добились за такой, по сути, короткий срок? Вы правда «лучшая новая группа России»?

— Я уже отчасти немного это затронул, когда говорил про творчество и сочинительство. Когда у тебя проходит эйфория, ты немного спускаешься на землю. Так вот, мне повезло, что мы все с парнями вовремя спустились на эту самую землю и начали критично оценивать свои заслуги, успехи и достижения. Я доволен нашим нынешним статусом, тем, кто мы есть. Я доволен тем количеством людей, которые приходят на наши концерты. Потому что говорить, что могло бы быть больше, могло бы быть меньше — это пустой звук. И вообще, знаешь, измерять успешная ли наша группа, очень трудно, потому что жизнь любой группы очень сложна, она извилиста, она быстротечна. Иногда даже один месяц может перевернуть все с ног на голову, один месяц может сделать из тебя какого-то увядшего в болоте музыканта или какого-то героя, если ты придумаешь какую-то гениальную песню. Поэтому все очень шатко, я думаю, что три года — это не та дистанция, когда можно делать какие-то выводы.

— А было такое, что вы все прям зазвездились?

— Конечно было, это было очень долгое и очень счастливое время, потому что ничто так не ободряет и не придает такой страсти, как путешествия, летние фестивали, приглашения в другие города. Ты в этот момент думаешь, что весь мир в твоих руках и что ты способен на все. Но, по-моему, нам повезло, что мы просто хорошие люди (смеется). Мы правда нормальные ребята и способны оценивать все достаточно серьезно.

— К своим фанатам как относитесь? Поддерживаете с ними какую-то обратную связь?

— Да, мы общаемся. Я их очень уважаю, потому что я не такой, как они. Я никогда в своей жизни не был поклонником какой-то определенной группы, на концерты которой мог бы сходить 28 раз. Некоторые ребята были такое количество раз на наших концертах. Я не могу этого понять, поэтому я это уважаю. Это действительно очень важно для нас.

— На нашей сцене вообще существовать трудно? У вашей группы есть мечта попасть на Запад?

— Я не знаю, как ответить на этот вопрос, правда, не знаю. Потому что чтобы идти на Запад, нужно идти с чем-то и постоянно держать в голове, что конкуренция там огромная. Это просто монстр, который нас съест и выплюнет. Хотя есть разные примеры. Ребятам из группы Pompeya повезло, их будто ангел поцеловал, и у них все получилось. В том смысле, что они видели цель стать зарубежной группой и стали. На счет нашей группы я пока не знаю. Мне очень хочется побывать в разных городах России, очень хочется сыграть для разных людей, которые любят нашу музыку.

— А вообще каким будущее группы видите?

— Я думаю, что с группой в будущем будет что-то интересное. Очень хочу, чтобы группа следовала за нами, а не тянула нас. Я хочу, чтобы мы несли эту группу на своих руках, на своих плечах. Меняемся мы — меняется группа. Поэтому, я думаю, что будет что-то интересное.

Билеты на сайте «Дома печати» и в кассах города. Благодарим Tele-Club Touring за помощь в организации интервью.

Карта студента
безумные скидки за 99 руб.
Разборки
дискуссионный клуб
Президент Ветров
политический блог
Кто ваш любимый президент?

© 1998-2019 МБУ «Молодежный информационный центр». Все права защищены. Проект закрыт с 2017 года. 16+

Яндекс.Метрика