Россия, раздел: Культура

Диалоги о поэзии с Димой Птицами

25 октября Уральскую столицу в рамках своего осеннего тура посетил поэт Дима Птицами, прославившийся, как и многие нынешние поэты, благодаря интернету.
Дима Птицами
Текст: Полина Попова
05 ноября 2015 года в 17:16

Что вы знаете о поэзии, если ни разу не были на поэтическом вечере?

Что вы знаете о поэзии, если ни разу не сидели в темной комнате лишь с одним источником света, полностью набитой людьми, которые, как и вы ,пришли послушать любимого поэта?

Каждый любитель послушать стихи или музыку, посидеть в тускло освещенном зале/комнате, погрузившись в атмосферу подлинного искусства хоть раз в жизни должен посетить квартирник, особая популярность которых пришлась на 90-е годы. 

Небольшой зал начинает заполняться людьми за час до начала выступления. Они пришли послушать Диму Птицами — человека, который не любит называть себя поэтом, но пишет стихи, которые смело можно назвать душераздирающими. Так полюбившиеся читателям простота подачи и скромность можно с уверенностью определить как главные особенности украинского поэта. Итак, зал постепенно заполняется людьми разного возраста. Как ни странно, но среди поклонников творчества Димы можно увидеть людей старше сорока-пятидесяти лет, хоть его стихи и находятся в основном в его паблике Вконтакте. Настроив свет и звук, позаботившись о том, чтоб каждый из пришедших нашел себе место в довольно тесном пространстве (некоторым даже пришлось разместиться на сцене), Дима начинает вечер.

Невозможно рассказать об эмоциях, полученных во время подобных мероприятий. Сказать, что каждый из слушателей получил мощный эмоциональный заряд, — не сказать ничего. После прочитанных стихотворений возникает пауза. Люди, слушая, закрывают глаза, а после промакивают их, надеясь, что в темноте этого никто не заметит. Стремление людей к поэзии, к подобным квартирникам говорит о том, что тяга к прекрасному еще жива в современном человеке, что вопреки тому, что каждый горазд сказать о потерянном поколении, молодежь все еще нуждается в чем-то высоком и вечном. Об этом и многом другом мне посчастливилось поговорить с самим Димой.

— Дима, как бы вы могли представить свое творчество человеку, ранее с ним не знакомому?

— Себя я могу представить как автора стихотворений. Мое творчество ,признаться честно, даже и не знаю как представить. Стихотворения правильнее всего будет сказать. Я автор и это мои стихи. Больше тут, наверное, ничего и не добавлю.

— Каким, по вашему, должно быть стихотворение, чтобы понравилось каждому читателю?

— Каждому читателю невозможно понравиться. Скажу банальное клише, но мы, авторы, конечно, не денежные купюры, и понравиться всем мы не можем. Могу за себя сказать. Чтобы понравиться мне стихотворение должно меня тронуть и тронуть прямо за живое. Должно заставить меня поверить тому, о чем написано. Прочувствовать это. К сожалению, таких работ очень мало, поэтому поэзия как таковая трогает меня достаточно редко. Но это за меня. Я думаю так. За остальных людей я не могу сказать. Каждого что-то трогает свое. Что-то больше, что-то меньше. Даже мои работы кого-то тронут, а кого- то нет.

— У вас в стихотворениях часто ностальгические нотки. По детству, по тому, как было раньше. Как считаете, новое поколение лишено таких вещей, которые были в Вашем детстве? Могут вырасти из них поэты, художники?

— Я думаю, что человек всегда ностальгирует по тому, что было в прошлом и тому, что вернуть уже невозможно. Если говорить о детстве и о чем- то таком, у меня было одно детство, а у современных детей другое, лишенное каких-то вещей, или наоборот у них есть вещи, которых не было у меня. Свое детство я считаю счастливым. Основная причина заключается в том, что в моем детстве не было интернета и компьютера. Все свое свободное время мы проводили на улице, после школы мы делали уроки, смотрели немного мультиков и прямо до отбоя, пока мама не позовет: «Дима, домой!». Значит, нужно идти домой, ужинать и ложиться спать. Так проходили дни, и у нас было какое- то дворовое общение, дворовые игры. Мне кажется это правильным. Чтоб детство было такое.

— У вас большинство стихотворений очень печальная. Все то, о чем вы пишете, было прожито? Все на личном опыте основано?

— Большая часть… Я совру, конечно, если скажу, что не встречал людей, которые пишут не о себе. Да, большинство работ написаны обо мне, о том, что я понял, о том, что я увидел. Часть работ написана о людях, с которыми я знаком. И часть работ — это просто размышления о том, что не произошло или могло бы произойти. Но, конечно же, это все свое. Я не очень представляю, как можно писать о чем-то таком, чего ты не прожил и не почувствовал. Нечестно так делать.

— Вы, я знаю, очень долго не хотели выпускать книгу со стихами. Почему? Было ли в итоге это серьезным шагом?

— Да нет, не было это серьезным шагом. Я даже не припомню, что долго не хотел ее выпускать. Не знаю даже почему. Я... как бы это правильно выразиться.. .максималист. Поначалу я всегда отвергаю новые идеи. И когда мне все вокруг говорили выпускать книгу, я говорил: «Да нет, нет. Не буду я этого делать». А потом знакомые мои поэты стали выпускать книги своих стихотворений, и в какой-то момент меня торкнуло, и я подумал, что тоже могу это сделать. Я не вижу в этом какого-то громадного шага по отношению вообще к чему-либо. Но это, как правильно говорил Вова Ток, с которым у меня было два вечера (вчера и позавчера): «Книга — это больше для людей, которые любят это творчество». Мне она как таковая не нужна, разве что подглядывать текст, если ты забыл, с книги, а не с листочков. Раньше я носил кипы этих листов. Они мялись, грязнились, а теперь удобно заглянуть в книжку. В целом это, конечно, для людей. Кто хочет иметь частичку этого творчества, иногда почитать, не копаясь в интернете. Мне кажется, что это удобно. Наверное, так.

— У вас есть такое нерегулярное мероприятие, как «Вечер стихов по телефону». Как появилась такая идея?

— Мы хотели сделать большой вечер по скайпу, чтоб много людей могли увидеть меня и послушать, но я не смог, не достиг этой цели. Я не очень хорошо разбираюсь в том, как это нужно делать правильно, кроме того мне люди сказали, что если много людей на канале, то он начинает пергружаться, и я понял, что позвонят одновременно больше ста человек. Поэтому пришла в голову такая идея: сделать личный звонок. Если человек хочет дозвониться, то пусть звонит. Изредка делаем такие вечера стихотворений по телефону.

— Много людей дозванивается? Сколько примерно?

— Я людей не считал, но как только один звонок заканчивается, тут же идет другой. Такой беспрерывный поток чтения и чтения.

— Вы уже в стольких ипостасях себя попробовали: музыка, фотография, стихи. Что все- таки ближе сердцу?

— Тяжело сказать. Это же творчество. Оно просто выражается как может. Стихи выражаются, когда хочется сказать стихами, а музыка когда хочется сказать музыкой. Я не могу сказать что мне ближе. Это просто творчество, и его нельзя разделять на какие-то составляющие. Оно просто есть и все.

— Как вы считаете, счастливый поэт — это миф? Может такое быть? Или все таки «Поэт с камнем вместо сердца» — самый лучший поэт»?

— С камнем вместо сердца, наверное... Да нет, думаю, что поэт может быть любым. И с камнем вместо сердца, и без камня. Наверное, все зависит от самого поэта, от человека. Каким он хочет быть автором. Я знаю авторов, которые выбирают страдать, даже если они могут быть счастливыми, потому что они пишут только страдая. За себя могу сказать, что лично у меня когда плохо на душе, выходят плохие работы, злые немного. Когда хорошо на душе, выходят просто философские работы, другие. Возможно, пишется реже, но все равно пишется. Поэтому не могу сказать. Сейчас я вполне счастливый человек и писать о чем-то грустном, унылом и безысходном у меня не получается. Поэтому я начал искать какие-то другие варианты и пишу сейчас о других вещах.

— У вас очень эмоциональные читатели и под каждым постом со стихотворением пишут, что оно растрогало их до слез. У вас были такие произведения, которые доводили вас до такого состояния?

— До слез... Я упоминал, что поэзия меня трогает редко, но чтоб чуть до слез... На Вове Токе, пожалуй. Это человек, который меня удивил за эти два дня. Он читал пару работ, которые меня очень тронули. Но это как исключение. Такое бывает крайне редко. Хорошо, что я могу кого-то тронуть, но сам я трогаюсь редковато.

— Есть ли у вас стихотворения, за которые сейчас стыдно?

— Да, таких много стихотворений, я бы сказал, что большая часть моего творчества — это вещи, за которые мне стыдно, но они родились, и я ничего не могу с ними поделать. Я не могу от них избавиться. Я просто принял это, как какой-то период жизни, когда я писал такие работы. Возможно, мне когда-то будет стыдно за то, что я пишу сегодня. Мне кажется, что это неизбежно. Неизбежный побочный эффект развития, когда ты делаешь новые работы, и старые тебе кажутся слабыми.

— И последний вопрос: какую книгу вы прочитали последней?

— Последняя у меня прочитанная книга... Автор, кажется, Бакланов. Я в паблике ее советовал. Книга называется «Пядь земли». Это повесть даже, не книга. Я ее купил на распродаже в Минске. Меня привлекла военная тематика, и мне понравился первый абзац. Я прочел одну повесть, их всего три. Они довольно большие. «Пядь земли» мне понравилась. Сегодня я прочел половину второй повести. Похуже, конечно, чем первая. Я отложил ее, не буду дочитывать. У меня есть такая привычка. Не знаю, плохая или хорошая: я не дочитываю книгу, если она мне начинает быть скучной, если она перестает мне нравиться. Я считаю, что не стоит тратить время на вещи, которые тебе не нравятся.

Люди выходят с вечера, зажав в руках подписанные Димой книги со стихами, и исчезают в темноте. В следующий раз, через год, они снова соберутся, сядут на свои места и, закрыв глаза, погрузятся в мягкий голос, стихи и темноту.

Паблик Птицами Вконтакте.
 

Карта студента
безумные скидки за 99 руб.
Разборки
дискуссионный клуб
Президент Ветров
политический блог
Кто ваш любимый президент?

© 1998-2019 МБУ «Молодежный информационный центр». Все права защищены. Проект закрыт с 2017 года. 16+

Яндекс.Метрика